Земля, которая хотела улететь

Земля, которая хотела улететь

Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7 | Глава 8

Глава 4. Мелодия веры

Почти потерялась в новой музыке скрипучая простая мелодия рождения, тише слышался в ней огонь и теплый дождь, звенящий в летней листве. Долгие осенние вечера зазвучали в ней, и ожидания, которому не суждено увенчаться. Пыльной и темной казалась теперь трава укрывавшая землю в пятне света. Да и сам свет, приглушенный, вечерний обливал землю немного задумчивее, печальнее. Дуб, теперь уже могучий, старый, с неровной темно-золотой корой, стоял, глубоко задумавшись, будто вовсе забыл тот первый день, день, когда был создан мир и на небе смеялись и танцевали звезды. Прямо перед дубом поле было рассечено надвое темной трещиной - не то глубокое русло реки, не то овраг, последствие землетрясения, недавно потрясшего мир. Глухой стук падающих камней, отчаяние, страх звучали в музыке Солеля. И сквозь него едва слышался звон первой человеческой песни, музыки надежды.

Эльф сидел на покачивающейся верхушке дуба. И смотрел на разрушенную землю, уходящую в туман, в серое небо. Никого живого вокруг не было. Но тот, кто хоть раз слышал первую песню людей, тот на веке научился надеяться.

- что ж ты все молчишь, и молчишь? Старый скрипучий пень...
Дуб не ответил. Последний солнечный луч ушел за тучу, белая зарница холодно осветила листья. Злым и мертвым холодом наполнился воздух. С этим холодом всегда появлялся Кошмар. Эльф вздохнул, крепче вцепился в мокрые ветки и стал напевать что-то себе под нос. Тяжело, жалобно заскрипел дуб. Кошмара не было видно, но непроницаемая, бесцветная мгла поднималась из оврага, вплетаясь в серую муть неба, охватывая весь мир, отнимая у него цвета, звуки запахи. Дуб впервые видел ее и эльф видел ее впервые, Но они знали. что она однажды придет. Это была Пустота, они сразу узнали ее.

- Аааа, пожаловала-таки - тяжело проскрипел дуб. - Мы ждали, что ты не будешь вечно сидеть за пределами нашего нового прекрасного мира. Теперь не боишься больше нас, стариков?
- Мне не знаком страх, потому что страх мое творение, я посылаю его, он спускается из рук моих, вырывается дыханием с моих губ. Просто в вашем мире было слишком много детства, а с детством мы, увы, не совместимы. В детстве как то особенно видится и слышится мир, его цвета, звуки, запахи. А все это противоречит мне. А теперь ваше детство кончилось, ушли миражи, краски танцы. Вашу землю бьет мой град, рвут мои вулканы и мой страх заполняет ваши сердца.

Эльф забрался на верхушку дуба, посмотрел вдаль, там, за серым туманом, горели костры. Это были большие и злые костры, они стирали с лица земли простые деревянные домики людей, маленькие огороды, деревянных идолов, изображавших, чуть по-своему эльфа и его дуб. Уже много дней и ночей, лет и зим прошло с тех пор, как у людей началась война.

Сначала все думали, что это – новая игра, просто чуть более жестокая, чем прошлые. Но в этой новой игре все реже и реже звучала флейта, музыка надежды. Древние «боги» ничего не могли изменить.
- Смотрю, тебе тоже тоскливо – проскрипел дуб.

- Совсем немного. Люди потеряли страх смерти, но за это я сама, собственной персоной поселилась в их сердцах. Согласись, когда тебя каждый день собираются убить, и ты каждый день убиваешь, ничего кроме пустоты в сердце и не уживется.

- Несколько капелек упали на старую кору дуба. Это плакал эльф.
- Это все. Наш прекрасный мир теперь умрет, ведь человек сказал, что надежда – это все, что у него есть.
Облако пыли поднялось на горизонте и стало приближаться, от него то и дело отделялись куски и падали на землю. Это были люди, которые никогда больше не смогут ни бояться, ни надеяться. Все ближе были люди, одни бежали, пытаясь спастись, другие догоняли. Пыльное облако визжало и звенело клиночками из нового материала – блестящей стали.

- Не знаю, как насчет мира, а людей уже к сегодняшнему вечеру не останется. Ручаюсь, ни одного.- Шипела Пустота – сначала они добьют тех, кого преследуют, потом перессорятся друг с другом. А потом их косточки будет обгладывать мое воронье.

А люди все падали и бежали, бежали и падали. Один из убегавших заметил дуб и исступленно закричал:
- Бог дерева, защити, я принесу тебе жертву.- И, напуганный до сумасшествия, схватил за шиворот бежавшего рядом друга - и перерезал ему горло.
Эльф закрыл глаза, зажал их маленькими лапками. Дуб покачнулся, как от ветра и застонал, отворачиваясь от окровавленного тела.

Из толпы убегавших вырвался еще один человек. Худой, оборванный, с блеском в глазах, другим, хорошим, блеском в котором мерцала еще надежда, мерцало первое утро мира. Неловко, гонимый одним лишь желанием выжить, он вскарабкался на самую верхушку дуба. И крикнул своим:

- Остановитесь, повернитесь к ним лицом, опустите оружие.
Бледный человек с впалыми щеками велел своим людям подставить себя под удары. Он был их вождем. Изможденные погоней, люди повиновались, оружие со звоном упало на землю, согнулись испуганные плечи. Люди покорно ждали удара. Другие люди остановились на миг, не понимая, что происходит.
Замер маленький эльф. Дуб прикрыл ветвями оборванного худого человека.
- Чуя что-то очень- очень доброе, Пустота медленно уползла восвояси и скрылась в овраге. Наступила тишина.
Человек заговорил тихо – тихо, ведь когда вокруг едва утих крик, внимательно станут прислушиваться только к шепоту:
- Мы стоим перед вами, вы разрушили наши дома, стерли с лица земли наши сады. Теперь мы позволяем вам убить нас.
- Почему? - спросил другой вождь, почесывая лоб.
- Потому что у нас есть Бог. И он дарит жизнь и нам и вам без разбора. А люди ходят по земле, маленькие-маленькие, воюют, поклоняются деревяшкам. А он все рано любит их всех и прощает. И если мы научимся прощать и любить, просто, как вы и представить себе не можете, то мы будем, как он жить вечно. Только добром и смирением мы победим смерть. Мы прощаем вас, мы любим вас.
Еще пара мечей блеснула на солнце, еще пара тел упало на землю и люди замерли, поняв, что молодой вождь не врет. Может он был просто сумасшедший, но что-то совсем новое, невозможное, ворвалось в сердца людей, хоть и не хотело уложиться в голове.

Потом они тихо развернулись и пошли назад. Только молодой вождь остался около дуба.
Из оврага, медленно извиваясь, вылезла смерть.

- Вождь обернулся, он дрожал от усталости и страха, но собрав последние силы, громко произнес:
- А тебя больше нет. - И смерть исчезла.
- Я не понимаю, что он говорил, но теперь люди спасены, правда? - Эльф радостно взобрался на любимую ветку.
- Да. Они обрели силу, куда большую, чем вся сила нашего живого древнего мира, но эту силу будет трудно, очень трудно нести. И еще, маленький друг, наше время закончилось, сегодня первый день нового мира. И нам больше нет в нем места.
Тихонько погас серый день. Виденье исчезло.
- Это было, пожалуй, самое большое и невозможное чудо, Лена. Люди поверили в то, чего не может и не должно быть по всем законам древнего мира. Это было действительно прекрасно.
Странник должен хранить в себе это сумасшедшее желание дарить свет весь, даже тем, кто его не заслуживает. Может – это и есть – самое важное.


Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7 | Глава 8

 

Контакты:

© Анна Стриганова, Дмитрий Шевченко.
Все права защищены. Использование материалов сайта возможно только с письменного согласия авторов.
Наши проекты:
  • Сказочные миры
  • Путь к замку Грааля