Земля, которая хотела улететь

Земля, которая хотела улететь

Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7 | Глава 8

Глава 1.Странник.

Сначала на землю упала пара тяжелых капель, потом еще несколько. Потом дождь превратился в настоящий ливень, и утомленные дневной жарой деревья потянули свои тонкие ветки вверх, чтобы скорее принять несколько прохладных капель. А потом, почувствовав, что этот тяжелый знойный день кончается, задремали, устало свернувшись у тропинки. Насквозь пропитанная жарой, земля выдыхала вверх голубоватый пар, пропитанный капельками влаги, пар волшебно поблескивал. А на земле стало почти темно, будто солнце за несколько секунд соскользнуло с неба.
И наступила ночь.

Ничего удивительного, летние закаты и в солнечную погоду догорают достаточно быстро.
Он уже давно шел, не сворачивая, через рощу, где, свернувшись клубочком, спали усталые кусты дикой малины, через поле, где темно желтая рожь обнимала его по пояс. Здесь он шел, чуть приподняв руки, проводил ладонями по верхушкам высоких колосьев и те в ответ начинали тихонько светиться, совсем так, как обычно светится рожь под лучами летнего солнца. Он все время чуть улыбался, странной и далекой улыбкой, а капли дождя едва касаясь его закутанной в серый плащ фигуры, превращались в голубой пар. Так он и шел, окруженный облаком пара, все прямо и прямо.

Потом ему захотелось отдохнуть. Вокруг него было поле - поле мокрых золотых колосьев. В стороне три ветряка на высоких ржавых столбах. Под ними маленький заброшенный домик с башенкой, гнездо аиста на сломанной и потемневшей от времени черепичной крыше. Рядом старый, даже древний дуб с серебряной корой, когда то в него ударила молния и теперь с одной стороны его звенят под дождем тяжелые темные листья, с другой же торчат чуть пугающие голые, мертвые ветви. Зато на них, приятно скрипя, покачиваются на двух ржавых цепях простые деревянные качели. И скрип их смутно, едва уловимо напоминает так хорошо и странно знакомый нам с детства звук - скрип старой двери в ту самую минуту, когда из долгого странствия мы возвращаемся домой. Он опустился на качели достал из кармана потертую губную гармошку. Чуть хриплая нестройная мелодия замечательно слилась со скрипом ржавых цепей, с шорохом поворачиваемых ветром старых мельниц.

Эту чуть странную, но все же гармонию, разрушил скрип раскрывшейся двери. Из дома, тяжело дыша и прихрамывая на одну лапу, вышел большой пес с жесткой серой, а местами седой шерстью. За ним появилась девушка в легком, мокром, она тоже попала под дождь, светлом платье. Она вздрогнула, как вздрогнула бы любая девушка при виде незнакомца в длинном сером плаще. Но она не спешила убежать, как не спешил бы убежать любой ребенок. Все дети любят странников. И все дети чувствуют шаги приближающегося чуда. А пес тем временем дохромал до качелей и радостно, как умеют только самые лучшие псы, визжа, подставлял ладоням незнакомца седую морду и теплый сухой черный нос.

Ржаной колосок чуть наклонился и шепнул что-то темно-синему васильку, тот передал эти слова прозрачно-красному маку. И так, один за одним, они донесли до стоявшей на темном крыльце девчонки кусочек голубого тумана - слова, которых нет в словарях, которые знает звери, дети и цветы, слова, которые как-то вдруг, возвращают людям украденную суетой душу. Девчонка, не колеблясь больше, подбежала к качелям, кинула шаль на мокрую землю и села на нее, прямо напротив незнакомца.

- Я Лена.
- Я Солель - Странник снял капюшон.
- Странное имя.
- Одно из многих, у меня много имен, у всех странников много имен... И много душ.
- Зачем? - Девушка с любопытством смотрела на него.
- Чтобы всегда хватало сил уйти, когда приходит время уходить.
После минутного молчания вновь зазвучала музыка губной гармошки. Теперь немного по-другому, или просто кончился дождь и утих ветер. Девчонка рвала росшие вокруг нее васильки маки и ржаные колосья и плела из них венок. Сплети венок, отпусти его в воду... Легенда старая, как мир. Мокрые лепестки цветов бессильно увядали, сворачивались. Тогда гармошка замолчала на минуту, а Солель протянул к венку тонкие сильные пальцы. Также как раньше колосья, цветы потянулись к протянутой руке, обсохли, ожили и будто изнутри тихонько засветились.

- Ты волшебник, да?
Ветер шевельнул блестящие листья, и крупная капля, скользнув, упала на серую спину старого пса, тот вскочил и обиженно отряхнулся.
- Я просто странник, много видел вот и все. И вообще, каждый способен заставить чью-то душу светиться, особенно, если это душа крошечного цветка. - В ответ девушка улыбается и проводит ладошкой по растущим рядом цветам. С одного из них прямо ей в руку падает отяжелевший от дождя мотылек. И вот он уже нерешительно расправляет крылья: неужели обсох и спасен? И он тоже начинает тихонько светиться.
А дождь тем временем кончился уже совсем, и непроницаемая темнота пасмурного летнего вечера окружает их. Только едва заметный глазу, чем-то похожий на туман оранжево золотой свет окружает странника, девушку, мотылька, цветы, дом и старый дуб. Свет тихонько поднимается к верхушкам мельниц, падая на их крылья рыжей росой, окружает весь кусочек земли каким-то трогательным, почти неземным уютом, располагающим к откровенной беседе:

- Я все время сюда прихожу, не знаю зачем. Дом уже совсем старый, внутри только печка, и ту теперь не затопить, труба засорилась и не выпускает наружу дым.
Слова Лены сопровождаются музыкой губной гармошки, теперь она звучит ровно и мелодично, правда, совсем тихо.
- Мы здесь когда-то жили, я тогда совсем маленькая была. А теперь вон там живем, видишь, где огни? - она указала на город, мирно засыпавший у самого горизонта. - Там новые белые мельницы, и дома тоже совсем новенькие... А я все прихожу сюда, сижу долго-долго. Все, кого я знаю, обходят стороной это место, говорят здесь тяжело находиться и всегда, как придешь, охватывает грусть. Мне тоже здесь грустно, но все кажется будто этот дом, старый дуб, мельница и скрипучие качели хотят мне что-то рассказать.
Мелодия гармошки становится более громкой и тревожной, а глаза странника напряженно вглядываются в охваченный рыжим светом-туманом кусочек земли.

- Понимаешь, дуб склоняет ветви, тянется ко мне своими листьями, так и хочется протянуть руку, погладить их. И ждет, и хочет что-то рассказать, а я не слышу, не понимаю. Мельницы разболтались и вертятся так сильно, что кажется, будто весь этот клочок земли вот-вот вырвется, поднимется вверх и улетит...
Странник отнял от губ гармошку, погладил мокрую шерстку засыпающего пса и улыбнувшись (свет-туман в эту секунду вспыхнул чуть ярче), произнес:
- А это и в самом деле было бы не плохо, в твою кудрявую голову пришла довольно красивая идея.
- Теперь уже не важно, это все скоро разрушат, как всегда рушат старые дома, и дуб срубят, чтобы в него не попала еще одна молния. И так я и не узнаю, что эта земля хотела мне рассказать. Но только порой мне, как и ей, просто хочется улететь...
Странник берет еще несколько нот на своей гармошке. Теперь ее звук совсем уж волшебно напоминает ветер.
- Знаешь, Лена в мире есть мгновения, которые на самом деле стоит прожить, ради которых ничего не должно быть жаль. И вот, когда такая минута происходит с нами, касается нашей судьбы, преображая ее навсегда, мы всякий раз испытываем это с детства знакомое, странное желание - улететь. И в отличие от нас с тобой, эта земля пережила уже все то, что стоит пережить. А дважды ничего по-настоящему значительное не повторяется никогда. Поэтому здесь так невыносимо печально, и так удивительно хорошо. И это не изменится от того, что люди разрушат дом или срубят дерево, разрушить память никто не в силах. Поэтому, как ты удивительно точно подметила, этой земле пора улететь.

- Жаль, что это невозможно, как не возможно услышать то, что земля так хочет рассказать.
- Ну это как раз совсем нетрудно. Дотронься до тени дуба, послушай полет мотылька, посмотри на ветер, крутящий мельницы. Но только так, чтобы всею рукой чувствовать тень, чтобы, как музыку слышать полет, чтобы, как мое лицо, увидеть ветер. И представь себе, что это сон, но только тот сон, который намного правдивее всей существующей на свете правды.

Солель подносит гармошку к губам, а рыжий свет вдруг становится самым обычным, но здесь, посреди ночного поля, самым сказочным на свете - солнечным светом.


Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7 | Глава 8

 

Контакты:

© Анна Стриганова, Дмитрий Шевченко.
Все права защищены. Использование материалов сайта возможно только с письменного согласия авторов.
Наши проекты:
  • Сказочные миры
  • Путь к замку Грааля